Публикации »

Центры торговли городов Сибири

Торговые центры относятся к числу структурирующих элементов городской среды — универмаги, торговые галереи и пассажи по потенциалу своего воздействия на ткань города сопоставимы со зданиями, за которыми «градообразующая» роль закреплена, так сказать, приложением к статусу: с мэриями, вокзалами, театрами и музеями. Если принять во внимание эту роль торговой архитектуры, придется признать, что крупные сибирские города выглядят гораздо более «анемично», нежели мегаполисы европейской части России — Нижнего Новгорода, Самары, Екатеринбурга (не говоря уже о федеральных столицах).

Крупноформатное торговое строительство в сибирских городах хотя и следует общероссийским тенденциям, но имеет немало специфических черт — и в плане ритма развития, и в плане инженерного арсенала.

Форматно-планировочная типология в сибирских областных и краевых центрах пока беднее, нежели в европейской России. Этот факт признает и архитектурное сообщество, и ритейлеры. При этом в списке есть города-лидеры, аутсайдеры и «середнячки». Интересно, что демографическое лидерство и общая «раскрученность» города не становится автоматической гарантией быстрого развития крупноформатного торгового строительства: например, Новосибирск, крупнейший город Сибири, ее полуофициальная столица, в рейтинге большого ритейла оказался ближе к середине, уступив не только своему всегдашнему политическому сопернику Красноярску, но и сравнительно скромным, не претендовавшим на квази-столичные функции городам Кузбасса — Кемерово и Новокузнецку. Именно Красноярск и кузбасские города первыми в Сибири обрели в своей планировочной структуре элемент, прежде неведомый российской урбанистике — shopping mall; красноярский «Торговый квартал», кемеровский «Променад», новокузнецкие «Ника», «Глобус» и «Континент» стали не только свежими архитектурными доминантами, но и дали районам своего размещения принципиально новый жизненный ритм.

Новосибирск

С середины до конца 90-х Новосибирск лидировал в торговом строительстве, полновесно подтверждая статус экономической квази-столицы огромного региона. Главным новосибирским достижением той поры был опыт реконструкции и функциональной адоптации изначально неторговых сооружений — промышленных цехов, ресторанов, закрытых по причине нерентабельности. По мнению представителей розницы, тогдашняя победная самоуспокоенность сыграла с новосибирскими девелоперами злую шутку: успешный в 90-е архитип «ярмарки» — конгломерата арендуемых салонов мелкой нарезки — задержался в арсенале строительных компаний и пережил сам себя. И в 2002–2004 гг. возникла парадоксальная ситуация: Красноярск и Кемерово, отстававшие на «ярмарочном» этапе, прошли этот самый этап ускоренно и опередили Новосибирск и по метражу торговых центров, и по их концептуальному уровню. В ту пору болезненным ударом по самолюбию новосибирских девелоперов стало появление в Кемерово торговых центров «Спутник» и «Променад», открытие в Красноярске комплекса «Торговый квартал на Свободном», в состав которого вошел первый за Уралом гипермаркет «Рамстор», и бурное развитие сети гипермаркетов «Алпи».

Словом, торговое строительство Новосибирска на новый этап вышло благодаря весьма специфическому импульсу — уязвленной столичной самооценке. Вторая стимулирующая сила — сообщество пользователей торговых площадей, действующих или потенциальных арендаторов. Эти, несклонные к сантиментам, люди готовы сравнивать и оценивать торговые центры сибирских городов. И сейчас именно Новосибирск лидирует в плане арендаторской зрелости — в этом городе широко представлены розничные проекты статусных западных и российских фирм. Именно крупные компании-брендовладельцы заинтересованы в появлении все большего числа торговых центров. Они же, к слову, оказываются самыми взыскательными критиками всех изъянов, допущенных девелоперами. И именно в Новосибирске отношения между создателями ТЦ и их пользователями наиболее драматичны. Практически на любой компонент ТЦ арендатор и строитель-арендодатель могут иметь противоположные точки зрения. Например, арендатору не нравится, что стены, образующие секцию, в которой размещается его бутик, сделаны из мобильных «сэндвичей» — ведь капитальная стена удобнее для крепления торгового оборудования. Для девелопера же ТЦ с капитальными перегородками секций — настоящий кошмар: в случае изменения состава арендаторов перекомпоновка салонов станет процедурой дорогой и громоздкой.

Так или иначе, но не безоблачное сотворчество торговцев и девелоперов дало конструктивный результат: к 2006 г. Новосибирск в ритейлерском состязании с городами-соседями избавился от обидной роли разжалованного лидера, аутсайдера — тут появилось несколько адекватных не только политической роли города, но и современным торговым технологиям: гипермаркеты «Алпи», «Гигант», «Континент» и «Мегас», торговые центры «Москва», «Фестиваль», Windsor. Появились и совершенно новые для Новосибирска формы представления мировых торговых марок — мега-стор (Benetton) и концепт-шоп (Hugo Boss).

Впрочем, все это в среде ритейлеров не считают поводом для благодушия — можно, мол, и динамичнее развиваться. «Главная проблема многих уже открытых и готовящихся к пуску торговых центров — их относительно малые размеры, как центра в целом, так и нарезанных секций, — считает генеральный менеджер направления fashion retail группы компаний «Конквест» Марина Кравцова. — Речь даже не о перспективных потребностях торговцев, «гео-метрия» уже сейчас отстает, уже сейчас нужно больше. Даже компании, управляющие относительно большими центрами, не научились делать простор эффективным фактором — к большим площадям свободной планировки они пытаются применить тоже самое мелкое членение, к которому привыкли еще в эпоху ярмарок, то есть продать как можно большему числу ритейлеров. Но в мелкие секции не придет оператор с интересным ассортиментом и рес-пектабельным торговым оборудованием; придет некто с тривиальным товаром и обстановкой бюджетной категории. И такой заполненный салон в иных случаях может оказаться не лучше лакуны».

Московско-петербургская тенденция к появлению так называемых «портальных ТЦ» (торговых центров на границах города) в Новосибирске пока почти не воспроизводится в силу того, что новосибирская агломерация от пригородов федеральных столиц отличается меньшей долей урбанизации. В ежедневных маятниковых миграциях процент представителей среднего класса гораздо меньше, чем в Петербурге и, тем более, в Москве. Если в столичной субурбии доля среднего класса динамично растет, то новосибирские пригороды остаются «пролетарскими». Местный пример портального ТЦ — «Континент» на Гусинобродском шоссе — пока остается единственным, хотя и бесспорно удачным образцом. Расположен он на трассе специфического назначения: Гусинобродское шоссе не только связывает Новосибирск с городами Кузбасса и дачными предместьями, но и ведет на знаменитый во всей Сибири вещевой рынок — так называемую Гусинобродскую барахолку. В задачи создателей «Континента» не входила абсолютная победа над этой специфической реалией, но людской поток, стимулируемый барахолкой, сделал локализацию нового ТЦ очень эффективной: «Континент» использует готовность людей покупать, предлагая товары и сервис на том уровне, который для вещевого рынка не достижим. Даже сложный рельеф площадки (с перепадом высот в 15 метров), удорожающий нулевой уровень удалось обратить в плюс: нижней уровень ТЦ отдан под гаражный комплекс, которым управляет автономная структура. Это позволяет быстрее отработать деньги, вложенные в строительство. Впрочем, при всей изломанности рельефа эта площадка слывет перспективной. В пределах пешеходной доступности живут 50 тысяч человек. Два смежных «спальных» жилмассива, транспортная развязка без пробок, зато со множеством маршрутов — эти факторы сделали «Континент» одним из самых удачных торговых центров Новосибирска. А заодно образцом и мерилом удачной локализации — ведь на его фоне «сырость» некоторых ТЦ особенно ощутима. «В Новосибирске есть торговые комплексы, рождение которых абсолютно случайно, — говорит коммерческий директор ООО «Итера» (девелопер ТЦ «Континент») Тимофей Мельников. — Оно не обусловлено ни местом, ни картиной торговли в данном районе. Здание начинает строиться, например, как фитнесс-клуб, а по ходу строительства превращается в торговый центр».

Несмотря на отдельные неудачи торговое строительство Новосибирска быстро «взрослеет». Богаче становится архитектурный язык, совершенствуется техническая база. Разница форматов и концепций уже осознана и на уровне технологических и планировочных решений, и на уровне инвестиционных приоритетов. Например, признано, что статус галереи бутиков менее обязывает к большому метражу, но более — к архитектурно-дизайнерской выразительности. Один из примеров такой расстановки акцентов — торговый центр Windsor на Вокзальной магистрали, возведенный и управляемый группой «АПЭКС».

«Поскольку Вокзальная магистраль получила вслед за Советской специализацию модной улицы, наш объект на ней мы изначально определили как модную галерею — компактный торговый центр с брэндами «выше среднего», — говорит директор ООО «Группа АПЭКС» Александр Скворцов. — Концепция эта определила и значение эстетического фактора — построить эффектный торговый центр, выделяющийся на этом участке Вокзальной магистрали». Архитектурные формы центра Windsorполучили разную оценку: от сетований, что здание «не похоже на торговый центр и вообще ни на что земное не похоже», до восторгов по поводу «прорыва в торговой архитектуре Новосибирска». В любом случае дизайн сыграл свою позиционирующую функцию, обозначив отличие «Виндзора» от уже действующих на этой улице торговых центров.

Томск

Миниатюрность, плотная историческая застройка, декоративная «игрушечность» Томска предопределили специфику его торгового строительства. В Томске пока нет действующих шопинг-моллов и гипермаркетов, томский ТЦ Big City ближе к архитипу классического универмага: плотно встроенный в исторический квартал, он вполне соответствует местным меркам, но не имеет «излишеств», типичных для новых центров Кемерово или Новосибирска, ни фуд-кортов, ни атриумов, ни зимних садов, это сугубо торговое здание с утилитарной структурой (по архитектурной трактовке он напоминает универсальные магазины рубежа XIX–XX веков — например, петербургский универмаг Офицерского экономического товарищества, ныне известный как «ДЛТ»). Пока что томские гипермаркеты и крупные ТЦ пребывают либо в стадии строительства, либо в состоянии проектирования, а сам Томск можно обозначить как город малых торговых форматов — миниатюрных торговых комплексов на 500–1,500 кв. м, отдельных салонов и бутиков. Соотношение демографических параметров и числа бутиков впечатляет: на среднестатистического жителя полумиллионного Томска конфекционных магазинов салонного формата приходится в полтора-два раза больше, нежели на среднего новосибирца. Правда, мономарочных бутиков среди них минимум.

В Томске развит такой своеобразный формат, как модная галерея — конгломерат салонов и магазинов в крупном (но более камерном по сравнению с классическим торговым центром) здании. «Марка», «Аврора», «Пассаж», «Плаза», «Вавилон», «Модный базар» — галереи и компактные торговые центры, специализирующиеся на модной рознице — плотно сосредоточены в планировочном ядре Томска. Хотя их ассортиментное наполнение скромнее, чем в Новосибирске или Красноярске, заявленный статус, некий средний уровень респектабельности они выдерживают, их отличие от «ярмарок» нельзя не заметить.

Обилие торговых домов дореволюционной постройки — одна из изюминок Томска. Обустраивая свое дело, томские купцы на архитектурные изыски в стиле Петербурга и просторные планировки не скупились. В некоторые из старинных «гранд-магазанов» въехали в советское время разные учреждения (Томская мэрия, к примеру, квартирует именно в таком здании — в царящем над всей улицей шоколадно-бежевом красавце с башней в духе петербургского дома «Зингеръ»), другие же до сих пор используются по прямому назначению. Булочные, аптеки, ателье, магазины одежды — инфраструктура центра Томска, которая рассредоточена как раз большей частью по старому фонду. Одни торговые точки очень органичны, другие, скажем честно, странноваты. Например, магазин «1000 мелочей» напоминает о том, что яйцо Фаберже в принципе можно использовать для забивания гвоздей. Во всем облике огромного многозального магазина угадывается врожденное назначение — торговля вещами дорогими и модными, к хозтоварам явно не относящимися.
ЦУМ Томска похож на центральные универмаги Донецка, Минска, Новосибирска, Вятки, Тюмени, Ижевска и еще доброго десятка советских городов — детище рижского института «Гипроторг», типовой проект 60-х. Как и его новосибирский ровесник и близнец, центральный универмаг Томска тоже пережил реконструкцию. Самая крупная метаморфоза — это сооружение на фасаде выносного лестничного короба, соединяющего этажи здания по вертикали. К слову, о фасаде: почему-то во всех ЦУМах,построенных по этому проекту, после реконструкции исчезает такой мощный имиджевый атрибут, как витрины: ленточные экспозиционные короба исчезли в новосибирском ЦУМе, в томском ЦУМе объемные ленточные витрины физически сохранились, но по прямому назначению не используются, а превратились в атавизм 60-х. Надо отметить, в Томске вообще мало витрин в привычном понимании этого слова — с трехмерной товарной экспозицией, поставленным светом. Манекены и дисплейные установки томичи предпочитают использовать в интерьере, а в окнах вывешивают либо декоративные панно, либо рисованные символы товаров; довольно много магазинов с грубыми сварными решетками на окнах.

«Удивительно то упорство, с которым в сибирских городах продолжают строить торговые центры без витрин, — комментирует Марина Кравцова. — В свое время мое недоумение вызвала новосибирская галерея «Водолей» — очень странное сооружение с длинными залами, с глухими стенами. Удивительно возникновение такого торгового здания в наше время. По-моему, торговое сооружение, не допускающее обзора товара, не способное заманить прохожего с улицы, визуально закрытое от города, — это нонсенс. Как и витрины без «полного стекла», с мелким членением рам.

Кузбасс

В плане форматной актуальности впереди Кемерово и Новокузнецк — новейшие ТЦ этих городов ближе всего к планировочным канонам, принятым в развитых странах и в двух наших федеральных столицах. В Кемерово за последние четыре года появилось пять торговых крупных торговых комплексов — ТЦ «Спутник» (ЗАО «Система Чибис»), два торгово-развлекательных центра под общим названием «Променад» (ОАО «Трест Кемеровпромстрой»), ТЦ «Семерка», ТЦ «Алпи» (красноярская компания «Алпи»). На май этого года запланирован пуск ТЦ «Гуляй-город», в этом же году откроется ТЦ «Октябрьский», полным ходом идет строительство третьего «Променада».

Хотя в историческом смысле «Променады» не были первыми большими торговыми центрами Кемерово (крупноформатный ритейл тут начался с ТЦ «Спутник»), именно эти центры утвердили в регионе архетип шопинг-молла. Все три «Променада» — и действующие, и строящийся — обладают типичной для молла компоновкой и сервисными элементами: атриумами, фонтанами, рекреационными зонами для взрослых и детскими игровыми площадками. Для сравнения, в соседнем Новосибирске функциональный и эстетический потенциал атриума до сих пор не реализован — ни одного действующего центра с крытым рекреационным двориком и садом там пока нет.

Прошлый год ознаменовался приходом на кемеровский рынок первого ритейлера из соседнего региона: красноярская компания «Сибирская губерния», развивающая в Красноярском крае и Новосибирске сеть гипермаркетов «Алпи», приобрела и реконструировала под свою концепцию торговый комплекс площадью 7 тыс. кв. м и приступила к созданию еще одного ТЦ на базе бывшего спорткомплекса «Октябрьский». По заявлениям компании, в Кемеровской области в ближайшие три года предполагается построить в общей сложности 18 торговых центров.

Новокузнецк, южная столица Кузбасса, тоже сделал резкий рывок в крупном торговом строительстве. Первым (15 ноября 2003 г.) открылся торговый центр «Ника», на тот момент он был крупнейшим в Сибири. Впрочем, ТЦ «Ника» совсем недолго был единственным «образцом жанра» — вскоре новые торговые комплексы стали открываться сплошной чередой: «Маяк», «Сити-Маркет», «Континент». А 17 ноября 2005 г. в полумиллионном Новокузнецке открылся торгово-развлекательный центр «Глобус», по целому ряду параметров не имеющий аналогов не только в Кузбассе, но и на всей территории российского Зауралья. «Глобус» — это уже второй по счету бизнес-проект подобного формата, осуществленный строительной компанией «Южкузбасстрой». Согласно официальным данным, комплекс площадью более 19 тыс. кв. м был возведен всего за 14 месяцев, затраты на строительство составили более 300 млн. рублей.

Автор: Игорь Смольников
Дата: 29.04.2006
Журнал Стройпрофиль 3-06
Рубрика: представляем регион




«« назад