Публикации »

Концепция регулирования энергоемкости России

Концепция регулирования энергоемкости России. (ЧВЭ и ЧНЭР[1], ч. 4)

 

(Продолжение. Начало №5–7,2012 г.)

 

«Я считаю, что учебники микроэкономики — это позор! Я думаю, что давать юным впечатлительным умам такое схоластическое упражнение, как будто оно (это упражнение в схоластике) говорит что-то о реальном мире, это позор… Если микроэкономика ошибочна, то почему не отбросить ее вон. Я ее отбрасываю»

Герберт Саймон, лауреат Нобелевской премии по экономике,1979 г.

 

«Рыночной» период времени

(приведено по книгам: Справочник «Теплоэнергетика и теплотехника. Общие вопросы»[2]; В. А. Семенов «Оптовые рынки электроэнергии за рубежом»[3]; «Обзор показателей топливоиспользования ТЭС АО России за 2004 г.[4]»)

 

С1992 г. в стране изменился общественный строй. Вместо плановой экономики, определяемой принципом «Всем за счет всех», произведен переход к так называемой «рыночной» экономике, действующей по принципу «что не запрещено, то разрешено». С потерей государственного управления эффективностью топливоиспользования произошла молчаливая «передача по наследству» политического субсидирования потребителей электроэнергии за счет тепловых потребителей. Опыт редчайших узких специалистов «топливоиспользования в энергетике» — «теплофикаторов», чувствующих суть комбинированного производства энергии в условиях русских холодов, был потерян. Новое поколение «менеджеров и регуляторов от энергетики», не владея фундаментальными знаниями формирования затрат в теплоэнергетике, сосредоточило свой интерес на извлечении сиюминутной прибыли и максимальной капитализации основных фондов. Региональные власти, не имея фундаментальных знаний в вопросах производства комбинированной энергии, не имея достоверных индикаторов государственной программы топливосбережения, тем более не могут создать эффективную политику экономии использования топлива в регионах.

1993–1996 гг. Массовый отказ тепловых потребителей Москвы от теплоснабжения от ТЭЦ с последующим переходом на собственные котельные. С целью хоть как-то удержать тепловых потребителей в 1995г. РАО «ЕЭС России» пришлось выполнить частичную корректировку так называемого существующего «физического» метода. Из 100% экономии топлива примерно одна пятая часть экономии топлива была возвращена в пользу тепловых потребителей, но четыре пятых частей экономии топлива по-прежнему уходило в пользу потребителей электрической энергии [5].

1996 г. По так называемому «Действующему методу ОРГРЭС» удельные расходы топлива на тепло от ТЭЦ снизились с ~174,8 до 147,5 кг/Гкал, а удельные расходы топлива на электроэнергию увеличились с ~ 312,3 г/кВт ч до 345,8 г/кВт ч. Комбинированное производство электроэнергии на ТЭЦ в целом по России субсидировали раздельное производство электроэнергии с КПД = 46,3% до КПД = 37,7% (рис. 1).

22 декабря2000 г. — пуск ПГУ-450 на Северо-западной ТЭЦ Санкт-Петербурга. КПД = 53%, 230 г/кВт ч. За счет применения бинарного цикла в парогазовой установке эффективность использования топлива повышается с 40% до 53% — в 1,25 раза. Однако из-за отсутствия государственного управления эффективностью топливоиспользования, приведшей к неготовности передачи тепловых нагрузок, ПГУ-450 работало в конденсационном режиме и не использовало эффект теплофикации с КПД = 87%. Цена несвоевременного принятия политических решений обходится жителям Санкт-Петербурга в 87 – 53 = 34% топлива!

2004 г. Эффективность производства электроэнергии в целом по РАО «ЕЭС России» оценивается: КПД = 36,8%, Вээ = 334 г/кВт ч, Втэ = 144 кг/Гкал.

 

Задачи, решаемые «негласными правилами игры в энергетике»

1950 г. — начало «лысенковщины» в энергетике. На совместном заседании Министерства электростанций и Академии наук СССР было принято политическое решение о применении «физического» метода распределения топлива на тепловую и электрическую энергию. Это «негласное правило политической игры», обеспечивающее перекрестное субсидирование электроэнергетики топливом за счет потребителей тепла, как мина замедленного действия, отбросила энергосберегающую политику России на многие десятилетия назад. Политическая задача, которая решалась с применением «физического» метода, заключалась в том, чтобы показать эффективность социалистической экономики по сравнению с капиталистической. В краткосрочном периоде времени это решение выглядело как очень эффективное «технологическое» решение, хотя по смыслу это было чисто политическое решение. В долгосрочном периоде времени анализ, основанный на искаженных показателях и утвержденный государственными надзорными органами, привел к неминуемому вытеснению энергосберегающих технологий в целом по России.

С переходом на так называемые «рыночные» отношения «негласные правила игры» по наследству продолжали обеспечивать снижение стоимости только электрической энергии. Это привело к тому, в целом по России и особенно по Москве, что пошло массовое отключение тепловых потребителей от ТЭЦ и началось строительство собственных котельных. Вынужденное решение регулирующих органов в1995 г. о частичном, до ~20%, возврате эффекта для тепловых потребителей частично притормозило, но не остановило дикий процесс «котельнизации» России.

Политические цели регулятора 1952–1992 гг. — быть «впереди планеты всей». В политической и экономической борьбе социализма с капитализмом мы соревновались в вопросах развития электроэнергетики. Очень хорошо помню, как в институте, в далеком1973 г., нам наглядно (рис. 2) доказывали, что советская электроэнергетика является лидером по экономичности производства электрической энергии:

– в1970 г. третье место: Франция — 338, США — 363, СССР — 366, ФРГ — 370, Англия — 411 г/кВт ч;

– в1975 г. второе место: Франция — 333, СССР — 340, ФРГ — 341, США — 370 г/кВт ч;

– в1980 г. СССР вышел на удельный расход в 327 г/кВт ч!

«Негласные правила игры» в энергетику — обеспечить победу в политической борьбе социализма против всех — были выполнены. Мы, студенты технических вузов, старательно повторяли на экзаменах эти политические постулаты. Как же не верить! Есть официальная отчетность. И только спустя 25 лет очень немногие узкоспециализированные специалисты позволили себе разобраться в сути перекрестного субсидирования топливом в политической борьбе в электроэнергетике.

 

 

Экономические цели регулятора 1952–1992 гг. — снизить долевой вклад Минэнерго СССР. В советское время Госплан СССР определял энергетическую политику страны. Он вел топливный и  энергетический баланс страны, отвечал за рациональное использование топлива в целом по стране. Исполнительными органами, непосредственно проводящими топливную политику, были: а) Министерство энергетики, отвечающее прежде всего за развитие электроэнергетики в целом по стране; б) региональные органы власти области, отвечающие за развитие теплоэнергетического комплекса на местах.

Минэнерго СССР несло конкретную ответственность за развитие электрической части энергетического комплекса страны, и ему было выгодно продолжать применять неверную политизированную методику — строительство объектов электроэнергетики, таких, как системные линии электропередач, ГЭС, ГРЭС и электрической части ТЭЦ. При этом применение физического метода распределения топлива устраивал именно Минэнерго, так как при этом методе размер долевого вклада Минэнерго в строительство ТЭЦ определялось пропорционально топливной составляющей на электроэнергию. При применении физического метода размер долевого вклада Минэнерго СССР соответственно был меньшими.

Областным (региональным, муниципальным) органам власти отводилась роль по обеспечению регионов топливом и теплом. При этом долевой вклад региона (области) в строительство тепловой части ТЭЦ определялся пропорционально топливной составляющей в тепловую энергию от ТЭЦ и соответственно был гораздо большим, чем это должно быть без скрытого перекрестного субсидирования топливом. Но в условиях планового развития энергетики был принцип «достижения народнохозяйственного эффекта», и регионам невозможно было понять и отстаивать другие принципы. Карман-то один, общий — государственный!

Политические цели субсидирования текущего периода — 1995–2012 гг. В условиях разделения собственности произошло дальнейшее разделение сфер влияния в российской энергетики.

При разделении произошла потеря методологии, контроля и управления топливосбережением в России. Ранее единый, топливно-энергетический комплекс СССР, управляемый Госпланом, разделился на две части. С одной стороны, выделился хорошо организованный монопольно развитый «электроэнергетический комплекс», основной задачей которого в то время было не столько развитие электроэнергетического комплекса страны (т. к. ничего фактически не построено), сколько создание имиджа эффективного механизма управления энергетикой в «рыночных условиях».

С другой стороны, по остаточному принципу за регионами остался затратный «теплоэнергетический комплекс» области (города), отвечающий за обеспечение теплоснабжением потребителей. При отсутствии эффективного топливосберегающего законодательства каждый субъект (регион, муниципалитет) в так называемых «рыночных условиях» вынужден самостоятельно принимать и согласовывать решения о строительстве топливозатратных котельных, не соизмеряясь с коллективным оптимумом своего решения.

Инструкция Минпромэнерго №286[6] и последующие ее редакции позволили «по наследству» продолжать скрыто субсидировать топливом монопольный электроэнергетический комплекс за счет регионального теплоэнергетического комплекса, создавая имидж якобы рыночной непривлекательности конденсационной энергии от региональных и промышленных ТЭЦ.

Основные цели и движущая сила скрытого перекрестного субсидирования топливом в настоящее время, в условиях отсутствия региональных индикаторов эффективности, топливосберегающего законодательства и некомпетентности регулирующих органов:

— обеспечить тарифный популизм органов власти в периоды выборных компаний;

— обеспечить снижение стоимости электроэнергии на рынке энергии для крупнейших оптовых покупателей электроэнергии, не участвующих в технологии комбинированного производства тепловой и электрической энергии (экспорт электрической энергии и мощности, железная дорога, алюминиевая промышленность и т. д.);

— создание имиджа (якобы рыночного) управления федеральной электроэнергетикой, электросетевого комплекса обеспечение программами приоритетного развития электросетевого хозяйства, ГОЭЛРО-2, с вытеснением программ теплофикации городов, строительства мини-ТЭЦ, тепловых насосов, аккумуляции тепла и т. д.

 

Концепция перекрестного субсидирования энергетики за рубежом

Очень хорошо суть перекрестного субсидирования и пути дерегулирования американской электроэнергетики описаны в исследовании Питера ВанДорена «Дерегулирование электроэнергетики. Начальные сведения» [7] в 1998 г. «…Очень немногие клиенты электроэнергетических компаний в жилищном секторе имеют дело с ценами реального времени на уровне предельных издержек. (Здесь и далее выделено шрифтом, цветом и подчеркнуто мной — Богдановым А. Б.) Вместо этого они платят цены на уровне средних издержек, которые меняются самое большее дважды в год — весной и осенью. Возможно, что на полностью дерегулированном рынке потребители имели бы дело с более низкими не пиковыми ценами и более высокими пиковыми ценами. Это, в свою очередь, могло бы вызвать политическое давление, чтобы защитить жителей от «слишком высоких» пиковых цен. Штаты, которые поддадутся этому давлению, могут принять законы о предоставлении потребителям в жилищном секторе тарифного плана с ценами на уровне средних издержек (Россия именно этим и страдает. — Богданов А. Б.). Издержки государственных предприятий не слишком отличаются от издержек частных энергокомпаний, но принципы ценообразования различны. Как и следовало ожидать от фирмы, которая управляет с оглядкой на поведение избирателей, у государственных предприятий более низкие цены для жилищного сектора и более высокие цены для

промышленных потребителей, чем у компаний, которыми владеют частные инвесторы.

Возможность изменения политики всегда вызывает оппозицию со стороны тех, кто опасается потерять свои нынешние рыночные привилегии, а также тех, кто считает, что их доля в ожидаемых выгодах будет недостаточной. Электроэнергетика не является исключением из этого правила. Те, кого существующий режим субсидирует, беспокоятся о потере этих субсидий в результате дерегулирования. (В первую очередь пострадают покупатели дешевой электрической энергии, дотируемые регионы, алюминиевые заводы, электросетевой комплекс МРСК, ФСК. — Богданов А. Б.)

Перекрестное субсидирование имеет место, когда для некоторых потребителей (потребителей сбросного тепла ТЭЦ, — Богданов А. Б.) устанавливаются цены выше уровня предельных издержек с той целью, чтобы для других потребителей можно было установить цены ниже предельных издержек. Перекрестное субсидирование не может быть продолжительным явлением на конкурентных рынках, потому что здесь «обложенный данью» потребитель может найти другого поставщика, который не будет брать с него излишней платы. К счастью, перекрестное субсидирование не может существовать на дерегулированном рынке. Оно искажает ценовые пропорции и плохо работает в качестве уравнительного механизма.

Ваучеры (талоны), распределяемые среди нуждающихся целевым образом, гораздо лучше служат для решения уравнительных задач при меньшем искажении цен. Субсидирование в форме ваучеров (талонов) более совместимо с рыночной инновационной деятельностью. Например, если услуги традиционной энергетики в сельской местности по эффективным ценам окажутся дороги, и политическая система отреагирует на это выдачей нуждающимся соответствующих талонов, то они могут купить микротурбины за счет предоставленных субсидий и таким образом сберечь некоторую сумму денег, которую они потратили бы на электроэнергию при использовании традиционного источника.

Ваучерная система более прозрачна для общественного контроля. Наоборот, перекрестные субсидии уже скрытым образом включены в существующие тарифы, поэтому избиратели ничего о них не знают. Если бы общественность имела более точные сведения, многие перекрестные субсидии были бы отменены. Ежегодные прямые ваучерные субсидии со скользящей шкалой более совместимы с рыночной экономикой, чем перекрестные субсидии. Кстати, эти субсидии (за исключением, возможно, программ поддержки людей с низкими доходами) после серьезной проверки не получили бы общественного одобрения, но даже если бы и получили, то в любом случае явно выделенные Конгрессом или Штатами ассигнования более эффективны, чем скрытое перекрестное субсидирование, искажающее ценовые пропорции. Вместо того чтобы с помощью грубой силы отделять генерацию от передачи и распределения и регулировать сеть, как транспорт общего пользования, почему бы просто не устранить федеральные и региональные органы и нормы регулирования существующих вертикально интегрированных предприятий и не позволить рыночным силам найти «наилучшие» экономические решения».

 

Комментарий Богданова А. Б.

Молодец Питер ВанДорен! Очень и очень точно отражает дух и суть отношения регулятора к проблеме перекрестного субсидирования. И про «ваучеры для приобретения микротурбин» сказано в точку, прямо как у нас в России! К сожалению, это исследование Питера ВанДорена так и не осмыслено экономической школой государственного регулирования рыночной экономики, не стало настольной книгой как для бывшего РАО «ЕЭС России», так и для сегодняшнего отечественного регулятора энергетики — Минэкономразвития, Минэнерго, Минрегиона, ФСТ и РЭК.

 

Продолжение следует

Богданов А. Б., Богданова О. А., г. Омск



[1] «ЧВЭ и ЧНЭР» (чрезвычайно высокая энергоемкость и чрезвычайно неэффективный энергетический регулятор российской энергетики) — цикл статей на сайте www.exergy.narod.ru под общим названием «ЧВЭ и ЧНЭР. Ч. 1. Общие вопросы. Котельные», «Ч. 2. ГРЭС и ТЭЦ», «Ч. 3. Линии электропередач», «Ч. 4. Концепция», «Ч. 5. Статистика», «Ч. 6. Нравственность», «Ч. 7. Классификация качества», «Ч. 8. Право».

[2] «Теплоэнергетика и теплотехника. Общие вопросы». Справочник под редакцией А. В. Клименко и В. М. Зорина. — М.: Издательство МЭИ,1999 г.

[3] В. А. Семенов «Оптовые рынки электроэнергии за рубежом». Аналитический обзор. — М.: «ЭНАС»,1998 г.

[4] «Обзор показателей топливоиспользования ТЭС АО России за2004 г.»: Фирма ОРГРЭС, Москва,2005 г.

 

[5] Астахов Н. Л. «Некоторые методы распределения расхода топлива энергетических котлов ТЭС между электроэнергией и топливом». Доклад на юбилейной научно-практической конференции, посвященной 50-летию ИПК Госслужбы. Москва,2002 г. Стр. 90–97

[6] Приказ Минпромэнерго России от 4 октября 2005 г. №268 «Порядок расчета и обоснование удельного расхода топлива на отпущенную электрическую и тепловую энергию от тепловых электростанций и котельных»

[7] Питер ВанДорен «Дерегулирование электроэнергетики. Начальные сведения». www.libertarium.ru/ libertarium/der_energy05). Оригинал: The Deregulation of the Electricity Industry. A Primer. Cato Policy Analysis 320, 6 октября1998 г.

Автор: Богданов
Дата: 09.08.2012
Журнал Стройпрофиль 99
Рубрика: энергосбережение




«« назад