Публикации »

Причины роста энергоемкости энергетики России после принятия закона об энергосбережении

Причины роста энергоемкости энергетики России после принятия закона об энергосбережении

 

В сообщении ООН «Доклад о развитии человеческого потенциала в Российской Федерации, 2009 г. Энергетика и устойчивое развитие»[1] приведены данные о положении России в рейтинге стран по уровню энергоемкости ВВП страны в 2000 и 2006 гг.

 

Быть открытым перед обществом

В докладе президиума Государственного совета РФ (Архангельск, 2 июля 2009 г.) «О повышении энергоэффективности российской экономики»[2] приведен вывод: «…высокая энергоемкость российского ВВП — это не “цена холода”, а наследие плановой экономики, от которого за последние 17 лет так и не удалось избавиться…».

 

Положение России в рейтинге стран по энергоемкости ВВП в 2000 и 2006 гг.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Источник: рассчитано по данным Международного энергетического агентства

 

Мне как технарю, проработавшему 38 лет в большой энергетике, непосредственно на ТЭЦ, т. е. в энергосистеме, причем в крупнейшей инжиниринговой фирме, крупнейшем электросетевом комплексе, чрезвычайно обидно читать строки этого доклада. В отличие от PR, который, как кот-Баюн, усыпляет общественное мнение радужными убаюкивающими лозунгами, я не могу разделить восторг от того, что «в 2000–2008 годах после долгого отставания Россия вырвалась в мировые лидеры по темпам снижения энергоемкости ВВП…», и гордиться тем, что по энергоемкости внутреннего валового продукта Россия перешла со 141 места на 133-е! Вещи надо называть своими именами. Это плата за бездарное регулирование путем усреднения «всех за счет всех»! Это национальный позор «рыночного регулирования энергетикой»!

С принятием Указа Президента РФ №889 от 4 июня2008 г. «О снижении к2020 г. энергоемкости валового внутреннего продукта Российской Федерации не менее чем на 40% по сравнению с2007 г.», в стране началась широкомасштабная и планомерная работа по снижению энергоемкости ВВП. Принят также Федеральный закон №261-ФЗ от 26 ноября2009 г. «Об энергосбережении…», развернута огромная работа по повышению энергетической эффективности производства и потребления. Спустя год после принятия первой программы в2009 г. была переработана и утверждена вторая редакция Государственной программы РФ № 2446-р от 27 декабря2010 г. «Энергосбережение и повышение энергетической эффективности на период до 2020 года».

На первый взгляд кажется, что все пошло хорошо и все правильно. Энергоэффективности посвящены десятки форумов и симпозиумов. Все говорят правильные слова, провозглашают эффектные лозунги об энергосбережении. Но что-то не то! Всё мелко! Как говорится, «переводим кровь на воду». Всё завалено потоком восторженной второстепенной шумовой информации. Нет конкретных конечных численных показателей по энергоемкости в целом по стране, по регионам, по министерствам. А раз нет конкретики в показателях, то нет и конкретной ответственности!

На учебных занятиях с заказчиками по организации и проведению энергетического аудита возникает чувство того что, все мы вовлечены в модную игру, не играть в которую нынче нельзя! Одни участники игры делают вид, что организуют, другие — что выполнят. Главное сегодня — быть в игре: что-то сказать, отчитаться! А там видно будет!

 

Прогноз динамики снижения энергоемкости различных стран к  2020 г.

 

 

 

 

 

 

 

Россия, как и другие государства бывшего Советского Союза, замыкая рейтинг стран, отстает от передовых стран по энергоемкости более чем в 3–3,5 раза (0,42/0,12 тонн нефтяного эквивалента/1000$ ВВП). Даже поставив и выполнив в общем-то скромную задачу снижения энергоемкости ВВП на 40% к2020 г., энергоемкость ВВП России будет в 2–2,5 раза выше, чем среднемировая величина. Вопрос: чем же тут гордиться? 105-м местом в рейтинге стран?

Технические и технологические проблемы снижения энергоемкости ВВП известны давным-давно. Но, как ни странно, дело не в технических проблемах. Необходимо понять методологию проблемы снижения энергоемкости России. Так, например, если КПД котельных составляет 75–80% вместо фактически достижимого значения в 85–90%, то это, скорее всего, действительная техническая задача конкретной технологической схемы. Но если же КПД котельных составляет 25–30%, то это уже не техническая, а политическая задача общества. Значит «собственнику» таких котельных проще решить вопрос по скрытому перекрестному субсидированию топливом неэффективных котельных за счет потребителей тепла эффективных котельных. Сделать единые тарифы по городу, по району или поселению — это самая сокровенная мечта, палочка-выручалочка для таких монополистов, собственников, регуляторов. Исчезает конкретика и ответственность! Знания не нужды, можно обойтись общими словами!

В условиях, когда общество не может перейти к полностью рыночным отношениям, скрытое субсидирование топливом должно быть переведено в явное, управляемое целевое субсидирование либо к ваучерами. Перекрестное субсидирование — это социальная и политическая задача общества, и решать ее надо открытыми политическими решениями, а не традиционно скрытым технологическим и политическим «котловым» субсидированием «всем за счет всех». Не одно десятилетие говорится об одних и тех же технических и технологических проблемах и успехах. А вот о самом главном — как в условиях перекрестного технологического субсидирования топливом на так называемом псевдорынке прекратить непрерывный рост энергоемкости — нет ни слова. Это уже не столько техническая задача общества, сколько политическая и социальная задача общества[3].

Федеральному и региональным регуляторам энергетики надо быть открытыми и честными перед обществом!

Еще в 1897 г. итальянский экономист и социолог Вильфредо Парето сформулировал гениально простой и фундаментально правильный принцип анализа проблем — так называемый «принцип Парето» (или принцип 20/80) — эмпирическое правило, которое  в наиболее общем виде формулируется как: «20% усилий дают 80% результата, а остальные 80% усилий — лишь 20% результата». Да, более 90% мощностей действующих электростанций, 83% жилых зданий, 70% котельных, 70% технологического оборудования электрических сетей и 66% тепловых электростанций — всё это было построено еще до1990 г. Да, около четверти используемых в настоящее время бытовых холодильников было приобретено более 20 лет назад. Вот об этом надо говорить, безусловно, заниматься надо заменой и реконструкцией оборудования. Это как раз и есть те 80% усилий, которые дадут только 20% успеха. Но решать проблему снижения энергоемкости необходимо экономическими методами, т. е. методами формирования энерго- и ресурсосберегающей рыночной тарифной политики, адекватно отражающей затраты первичного топлива, и методами, исключающими политизированное скрытое перекрестное субсидирование электроэнергетики за счет теплоэнергетики. Это и есть 20% усилий, которые дают 80% результата.

В чем же коренная причина чрезвычайно высокой энергоемкости (ЧВЭ) российской электро- и теплоэнергетики? Что, российские технари не знают энергоэффективных технологий? Нет, конечно же, знают! О технических проблемах энергосбережения сказано много в различных статьях, в том числе и в моих публикациях[4]. Но в этой статье разговор не о технических проблемах и новейших научных разработках. Они  известны более 40–60 лет и не внедряются! С технологической точки зрения, у энергетиков России нет нерешаемых технических проблем! Все технологии энерго- и ресурсосбережения хорошо отработаны и апробированы не только за рубежом, но и непосредственно у нас в России. Здесь речь идет о бездействии многочисленных регуляторов энергетики, о том, чего политизированный регулятор не хочет видеть и почему ограничивает свою ответственность и формальное участие в рамках универсального ответа: «вопросы реализации инновационной системы ценообразования на рынках энергии… к компетенции ФСТ России не относятся…» (смотри вставку «Ответ ФСТ Шевкоплясову П. М.»).

Не имея конкретных технологических показателей, определяющих эффективность и ответственность регулирующих органов, можно десятилетиями преданно заверять о высоких идеалах энерго- и ресурсосбережения в России, не принимая никаких ответственных решений. Вот уже более десяти лет публикуется цикл моих статей о необходимости перехода на тарифообразование на основе маржинальных издержек. Приводятся выдержки из многочисленных классических зарубежных учебников, а также статей авторов, имеющих 30–50 летний опыт (см. вставку «Тарифный и нагрузочный менеджмент. Французский опыт»). Но регулирующие органы своим практическим бездействием доказывают, что «поставленные вопросы к компетенции ФСТ России не относятся», до того момента, когда Президент РФ или председатель Правительства РФ не усомнятся в компетенции ЧНЭР энергетики.

 

Серия «Настольные статьи для ЧНЭР»

От 15 марта2010 г. НБ-2048/14. Шевкоплясову П. М.

Федеральная служба по тарифам в соответствии с письмом аппарата Правительства Российской Федерации от 1 марта2010 г. за №П9-6198 рассмотрела обращение Шевкоплясова Павла Михайловича от 19 января2010 г. по вопросу реализации инновационной системы ценообразования на рынках энергии.

В соответствии с Положением о Федеральной службе по тарифам, утвержденным Постановлением Правительства Российской Федерации № 332 от 30 июня2004 г. (с изменениями на 20 февраля2010 г.), вопрос, поставленный в обращении, к компетенции ФСТ России не относится.

Поскольку в соответствии с Положением о Министерстве энергетики Российской Федерации, утвержденным Постановлением Правительства РФ № 400 от 28 мая2008 г., Министерство энергетики РФ является федеральным органом, осуществляющим, в частности, функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию по вопросам электроэнергетики, на основании п. 3 ст. 8 Федерального закона № 59-ФЗ от 2 мая2006 г. «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации» и по согласованию с аппаратом Правительства РФ направляю указанное обращение в Минэнерго России для рассмотрения по существу.

Приложение: копия письма аппарата Правительства Российской Федерации от 1 марта2010 г.за №П9-6198, приложение к нему — обращение Шевкоплясова П. М. Всего: на 7 листах + книга + пособие + конверт в 1 экз. только в первый адрес.

 

 Н. Г. Бакаев

 

Цель настоящей статьи заключается в осмыслении того, что главнейшими причинами высокой энергоемкости энергетики России являются: а) противоречивость политических решений и тарифного регулирования экономике электроэнергетики; б) оторванность политического регулирования от технологической сути производства, транспорта и распределения электрической и тепловой энергии. Проводниками неэффективной энергоемкой энергетической политики являются чрезвычайно неэффективные энергетические регуляторы[5] (ЧНЭР): на федеральном уровне — ФСТ России, на региональном уровнях — РЭК, а также организаторы оптового раздельного рынка электроэнергии, игнорирующие технологию производства и реализацию комбинированной тепловой энергии.

 

Серия «Настольные статьи для ЧНЭР»

В. Лескёр, Ж. Б. Каллан «Тарифный и нагрузочный менеджмент. Французский опыт EDF», Париж, Франция, IEEE Transactions of Power Systems. Vol. PWRS-2, No. 2, May, 1987.

Нагрузочный менеджмент можно рассматривать, используя побудительные мотивы комбинированных тарифов, физического контроля и программ сбыта. Общеизвестно, что маржинальное ценообразование уже почти 30 лет (~ с 1957–1965 гг. — примечание А. Б. Богданова) управляет тарифной и коммерческой политикой EDF. И все же для повышения КПД тарифных сигналов EDF ввела в действие тарифы, основанные на маржинальной стоимости, посредством различных способов крупномасштабного контроля нагрузки, особенно для потребителей низкого напряжения.

Как многие другие коммунальные предприятия, EDF всегда придерживалось того мнения, что суть проблемы состояла в контроле всей системы с целью достижения всеобъемлющего оптимума для общества в целом, а также в определении наиболее подходящих тарифов и графиков нагрузочного менеджмента путем сравнения стоимости (включая издержки на осуществление) и прибылей как для поставщика (отражается в маржинальных затратах на производство и распределение), так и для потребителей.

Согласно экономической теории, для того, чтобы способствовать коллективному оптимуму, коммунальное предприятие-монополист должно придерживаться 3-х правил ценообразования: удовлетворение спроса, сведение к минимуму производственных затрат и продажа по маржинальной цене. Последний принцип состоит в оповещении потребителя о стоимости, вызванной в системе предложения изменениями в его потреблении электроэнергии, через тариф. Таким образом, выбирая ту альтернативу, которая сводит к минимуму его затраты, потребитель сделает выбор наименьших затрат и для общества в целом.

На основании общей стоимости для общества, когда энергообеспечение представляет собой конкурирующий вариант и имеет большой потенциал развития, будет оправданным установление тарифа, который наиболее точно отражает его стоимость.

Главным следствием тарифных модификаций является очень существенная разница в маржинальных ценах: между периодами с низкой нагрузкой, когда маржинальная цена равна стоимости топлива, и периодами, когда пиковые устройства с очень высокой эксплуатационной стоимостью должны вводится в действие, а также, когда удовлетворение дополнительного спроса требует разработки нового оборудования. Маржинальная стоимость, таким образом, может изменятся в отношении 20:1 между двумя экстремальными положениями.

Продолжение следует

 

А. Б. Богданов, аналитик энергоемкости энергетики России,

О. А. Богданова, инженер теплотехник ГУП «ТеплоЭнергоПроект №1», Санкт-Петербург



[1]ООН, Россия: «Доклад о развитии человеческого потенциала в Российской Федерации,2009 г. Энергетика и устойчивое развитие» — стр. 96, рис. 5.1.

[2] Президиум Государственного совета РФ. Доклад «О повышении энергоэффективности российской экономики». Архангельск, 2 июля2009 г. — стр. 6.

[3]Богданов А. Б. «Перекрестное субсидирование в энергетике России» // Журнал «Энергорынок», №3, 2009 г., с. 55–60; http://exergy.su/er2009-03.pdf

[4] Богданов А. Б. «Анергия и энергосбережение». // «Теплоэнергоэффективные технологии», №3, 2010 г., стр. 6–14; http://www.exergy.narod.ru/tt2010-03.pdf

[5] Богданов А. Б. «Как снизить энергоемкость экономики страны». // «Коммунальный комплекс России», №№3–5, 2011 г.; http://exergy.su/kkr2011-03.pdf; http://exergy.su/kkr2011-04.pdf

Автор: Александр Богданов
Дата: 22.11.2012
Журнал Стройпрофиль 102
Рубрика: энергосбережение




«« назад